Damned Town

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Damned Town » [Театр] » [Зал театра]


[Зал театра]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Пыль на длинных рядах кресел, красной дорожке, покрывающей паркетную плитку. Один из бордовых занавесов порван. Сломанные декорации в глубине сцены. Приглушенный свет на удивление ещё работающих ламп.

0

2

Начало игры
Как же это было невообразимо прекрасно – вновь почувствовать себя в человеческом теле. Нет, безусловно, ни одно из них не могло заменить Стилс её собственного, сильного, стройного, будоражившего мысли и пробуждавшего желания даже самых стойких демонов. Кто бы знал, как она скучала по нему, часто вспоминая, как поступили с её телом, превратив его в горстку пепла, и желая отомстить обидчикам, но в этом демонесса никогда не признавалась даже себе. Всё же ощущать, как течет по венам горячая кровь, чувствовать себя в податливом сосуде, который реагировал на каждый твой импульс, даже самый крошечный, - по сравнению с борьбой с другими душами за тело в фонтане - это было истинным удовольствием и триумфом. Выхватывать зубами добычу перед носом других, менее опытных, менее удачливых и вызывать зависть – ради этого, пожалуй, стоило умирать, чтобы возродиться снова.
Боялась ли Стилс смерти? Ничуть. Несмотря на бесконечную преданность Тьме, она убивала редко, обычно упиваясь агонией, молчаливо и с пугающей ухмылкой наблюдая за страданиями умирающих от руки её прекрасно владеющих различными видами оружия "коллег".
Встречи с одним из них она не просто жаждала. Она всегда его находила: либо чуть после своего появления, либо поджидая его у фонтана, чтобы дать очередной бой, пока он ещё не успел опомниться. Это было нечестно, а когда вообще слуги Тьмы были знакомы с таким понятием, как "честь" по отношению друг к другу, когда дело касалось личностных интересов? Изредка заклятые враги играли в кошки-мышки, дабы разнообразить и без того не скучную жизнь, тогда исход их смертельного боя был не предрешен. Демонесса не любила расчетливую месть, а вот с подогревом для ненаглядного Крейна – с удовольствием и в любое время суток, доводя свой почти ни на что не годный сосуд до абсолютного изнеможения.
Но именно сейчас всё было абсолютно по-другому – в Городе объявили перемирие, из-за которого Стилс откровенно бесилась. Ей одинаково сильно хотелось сразиться с Крейном и также сильно не хотелось расставаться с телом Кассии, ведь никто не знал о том, что могли сотворить высшие силы с теми, кто серьезно нарушит запрет и дойдет почти до убийства, а тем более существа со своей стороны. Это было удивительно, но души привыкали к своим пристанищам, какими бы временными они не были, и помнили историю каждого человека, с которым им приходилось сливаться. Стилс же так и подмывало совершить необдуманный поступок и подпортить личико как всегда прекрасного сосуда, каждый раз тщательно и с особой любовью подбираемого Крейном для демонических утех. Касс не сомневалась не только в смазливой внешности своего бывшего напарника, но и в том, что он уже вернулся. Обостренные чувства демонессы буквально кричали о том, что Крейн ищет её. Девушка же не торопилась, абсолютно не желая с ним попусту разговаривать, предпочитая словам дело, вернее сказать, бой, хотя не помешало бы заранее узнать его новое обличье. Стилс же несказанно повезло с её возможностью менять внешность, что играло ей на руку, но только частично, поскольку это было также противно, как надевать поверх своей кожи чью-то ещё, вот почему демонесса не так часто пользовалась этой своей способностью.
Непринужденно вышагивая на шпильках по спинкам сидений партера, Стилс, находящаяся в любимом месте Проклятого Города - в театре, великодушно позволила Кассии поверещать в голове о своей нелегкой судьбе и неслыханном хамстве демонессы.
- Как ты могла так со мной поступить? – Штрейссел стенала и плакала, проклиная тот день, когда отправилась на американские горки.
- Считай это моим подарком тебе на день рождения, а то бы так и жила серой мышкой на своей ферме, - ухмыльнулась Стилс, спрыгивая на пыльную дорожку, ведущую через весь зал к сцене.  – Я знаю, что ты всё чувствуешь, так что стараюсь крайне аккуратно обходиться с твоим телом. Чего я, собственно, с тобой болтаю? Ты же итак всё обо мне знаешь, ровно как и я о тебе. Разговор на сегодня закончен, приятно было послушать твою мелодичную истерику, Касс, - стоило тоненькому голосу затихнуть, как до демонессы донеслись звуки приближающихся шагов с улицы. "Крейн", - Стилс взмахнула рукой, прочерчивая ногтями бледный след на обивке кресла. Лицо демонессы скривилось в ужасной гримасе, будто бы кожа была желеобразной, и уже буквально через секунду все черты изменились: личико приобрело форму овала, брови ещё больше изогнулись; глаза окрасились ярко-красным, нос стал хищным с горбинкой, только вот улыбка и форма губ остались прежней. "Теперь я готова к встрече", - ухмыльнулась Стилс и, уверенно прошагав по некогда красному ковру, уселась в одно из кресел, закинув ногу за ногу и устремив свой взор на дверной проём, в котором она ожидала увидеть Крейна.

+1

3

Начало
Хотя нет, не начало. Вряд ли. Даже не финал.
Середина.
Извечная середина истории, написанная сценаристом-неудачником; переписанная множество раз, с разными персонажами, разными поворотами сюжета, но всегда с одним и тем же псевдо-концом. Чисто бутафорским, символическим, чтобы потом опять начать все сначала.
Когда это закончится (и закончится ли вообще) одному богу известно. Хотя и он, наверное, уже плюнул на все это дело с высокой колокольни, махнул рукой и сказал: «Делайте, что хотите».
И на сцене, которой являлась жизнь – если это вообще можно назвать жизнью – присутствовали всего два актера, каждый раз с новыми масками.
Зрителей, в этом Театре Судьбы не было и, наверное, именно поэтому эти два актера играли свои роли так четко, слажено; без единой ошибки они следовали по рельсам, заранее им подготовленным, превосходно смазанными господином Случаем.
И всего две развилки в этой Середине сюжета.
Либо умирает он, либо она.
«Рельсы» делают свой круг, и все начинается с «начала». Чисто символического Начала.
***
Перед тем, как зайти в просторный холл театра, Крейн (в теле Дерека), около получаса, мерил шагами пред театральную площадь. Ему не хватало лишь трубки, да фирменной шляпы, чтобы окончательно быть похожим на Шерлока Холмса, в моменты его тяжких раздумий.
Но только, увы, никакая дедукция не поможет сладить с тем, кто раньше был хозяином этого тела, а теперь хочет его назад.
Надо отдать парнишке должное – крепкий попался тип.
Засев в глубине сознания, он периодически совершал партизанские набеги, на личность Крейна. Из-за этого, у демона нередко – в последнее время – стали случаться небольшие провалы в памяти. Рассеянность, невнимательность, а иногда и временный паралич – это еще далеко неполный набор всех неприятностей, которые получил демон «в подарок», вместе с новой оболочкой.
Утешало только одно – Дереку, как личности, недолго оставалось. Пускай и не сразу, но Крейн все же одерживал победу, в этой маленькой войне.
Иногда случались и словесные перепалки, вроде:
- Тебе еще не надоело, пацан?
- Век бы этим занимался.
- Тебе, по моим подсчетам, гораздо меньше века осталось.
- Еще поглядим.
И они продолжали – медленно, но верно, втыкать друг другу палки в колеса.
Иногда, в своем углу подсознания, Дерек тихонько матерился и спрашивал: «За что? Разве это справедливо?».
Увы, но справедливости нет. Часто, осознание этого простого факта приходит к нам слишком поздно. Уже после того, как мы совершаем необдуманные поступки. А ведь не сядь они тогда на американские горки…
Через полчаса (этих поганых, ненавистных полчаса, тянущихся как расплавленная резина, в жаркий летний день) Крейн все же одержал еще одну победу, за проведенное вместе с Дереком время и «уговорил» тело направиться в театр. Он чуял Стилс.
- Старая знакомая? – Дерек выглянул из своей «каморки» в подсознании, попытавшись начать беседу, рискуя оказаться в сетях демона и проиграть, на этот раз уже бесповоротно.
Однако, Крейн и не подумал предпринимать каких-либо действий, хотя возможность была прекрасная. Он лишь ответил на вопрос:
- Да. Настолько старая, что тебе и не снилось.
Двери отворились. Петли, не смотря на то, что здание казалось давно заброшенным, не издали ни звука, словно их каждый день специально смазывали. К таким «фокусам» проклятого города Крейн уже давно привык.
Легкой походкой, стараясь издавать, как можно меньше шуму, он начал подниматься по лестнице, ведущей на второй этаж театра. Да, громкие звуки сейчас были далеко излишними. Дерек, уже пытался прекратить их совместное существование, когда попытался захватить контроль над телом, во время появления одного из представителей местной фауны. Если бы не воля Крейна к «жизни», то труп парня давно бы был обглодан до костей, а сам демон вернулся бы обратно в ненавистный фонтан.
Так что, чем меньше привлекаешь к себе внимания, тем лучше – закон этого Города.
Лестница привела к коридору, тянувшемуся в обе стороны.
Лампочки кое-где перегорели, но света по-прежнему было достаточно.
«Направо» - решил демон.
Следующая дверь привела его в ложу. Если это можно так назвать, то места, наверное, были класса VIP, никак не меньше.
Кожаная обивка кресел, темно-красного, вишневого цвета.
Забытый кем-то театральный бинокль – которым Крейн тут же и воспользовался, чтобы оглядеть партер.
Внизу было пустынно. Ни души. Впрочем, как и всегда. Вряд ли такие места пользуются популярностью у местного населения.
Единственное представление, которое здесь можно увидеть – извечно пустая сцена. Невидимый оркестр играет тишину. Зрителем является безмолвие.
Но сегодня, видать, ко всему этому, решила присоединиться некая особа, занявшая одно из кресел и молча ожидающая чего-то.
Стилс это или нет – точно быть уверенным нельзя. Бдительность сбавлять нельзя, ведь, Дерек опять может предпринять что-нибудь из «ряда вон».
Понизив для своего тела силу притяжения, демон спрыгнул и мягко приземлился в партере.
Двигаясь по красному ковру, проводя пальцами по спинкам сиденьев, Крейн дошел, а потом и поднялся на сцену.
- Какими судьбами?  - демон улыбнулся, глядя куда-то вверх – На театралку-любительницу, вы не тянете.

Отредактировано Derek Raily (2011-12-04 19:24:37)

+1

4

Удивление поразило как молния в какую-то долю секунды оба сознания: Кассия узнала в появившемся в ложе театра своего нежно любимого друга Дерека, а Стилс не только передались мироощущение и эмоции девушки, но ещё для неё крайне необычно было то, что Крейн ещё не понял, что перед ни кто иной, как его напарница, к его несчастью, бывшая.
- Дерек... - слезно прошептала с нотками радостной надежды в голове мисс Штрейссел. Демонессе едва удалось удержать себя в руках, вонзившись ещё глубже ногтями в подлокотники кресла, чтобы не кинуться на шею этому парню, который умудрился так быстро заслужить её двойную ненависть - в его теле однозначно находился тот, чей кровью остро хотелось обагрить давно потерявшие яркий цвет обивки кресел, но девушка была сдерживающим фактором, а терять самообладание и контроль из-за столь неудачно смешавшихся жизней не хотелось.
- Крейн... И я убью его, как только перемирию настанет конец... - эти слова неприятным холодком прошлись по позвоночнику - Касси не собиралась так просто сдаваться, а мечник уже спрыгнул в партер, где находился в опасной близости от девушки, а повернуться спиной... Как это было не предусмотрительно с его стороны.  Стилс сейчас достаточно было бы вынуть кинжал и метнуть его прямиком в отчетливо виднеющуюся жилку на шее парня, биться жизни в которой оставалось бы не так много - считанные секунды, и всё...
- Я.. Я.. Не.. не позволю! - была бы сейчас демонесса в зале театра одна, её излюбленный ледяной смех заполнил бы здание, безжалостно растаптывая надежды девушки, но рядом был Крейн, поднявшийся, словно триумфатор, на сцену и  с известной только ему целью изучавший высоченный потолок, с лица которого хотелось стереть эту расслабленную и невинную улыбку, которую видела не раз демонесса и все его жертвы лишь единожды - перед тем самым мгновением, когда меч либо разрубал их пополам, либо сносил голову.
- Время покажет, милая моя, но точкой над "i" в этот раз окажется точно не твоя умная черепушка. Вся твоя склонность к самопожертвованию и помощи окружающим осталась далеко позади. Забудь о них, иначе ты погрузишься во тьму... Бесконечную тьму... - усыпляя мисс Штрейссел, Стилс медленно поднялась с кресла и приближалась к сцене. - Дерек не узнал тебя, а ты так по нему скучала, так надеялась найти... Скажи мне, ты рада?
- Я не верю, не верю тебе! - уверенность медленно покидала сопротивляющуюся половинку, но ликовать шпионка начала слишком рано. - Дерек находится под влиянием такого же монстра, как и ты! Вот в чём дело! Он помнит меня, помнит!
- Как глупо! - волна гнева обрушилась на пытавшуюся сломать прутья клетки Кассию и утихомирила её, на что демонесса потратила часть сил, которые сейчас тратить было нежелательно, но бой явно переносился на неопределенное время, выматывающее похлеще схваток: приходилось почти постоянно следить за бывшим партнером, который не был дураком и составлял бы прекрасную компанию в игре на выжидание, если бы итогом не была бесславная смерть.
- Я здесь в ожидании одного своего знакомого, - пройдя вдоль сцены и не отрывая глаз от демона, Стилс встала у стены и скрестила руки под грудью, с полнейшим безразличием в голосе ответив заговорившему первым Крейну. "Чувствует, что я где-то поблизости, но не узнаёт? Даже по татуировке? Ты разочаровываешь меня, мечник. Неужели ты похоронил в себя догадливость взамен на возможность управлять телом непослушного Дерека? Это, пожалуй, единственное, что меня в нём радует. Строптивый и красивый. Интересный экземпляр..." - А вот что здесь забыли вы? - если бы взглядом можно было испепелить, сцену бы уже покрыл тонкий слой пепла.

+1

5

Наверное, когда-то, здесь показывали пышные спектакли, с участием таких же пышных и нарядных актеров. А может и нет. Существовало это место в какой-либо реальности, населенной людьми или, это лишь отражение настоящего театра, в другом мире, искаженное и исковерканное - оставалось лишь гадать.
Каждый шаг по сцене, выбивал из старых досок маленькие облака пыли, которые, недолго провисев в воздухе, ложились обратно, на деревянную поверхность. Некоторые частички этой самой пыли попали Дереку в нос, вызвав неприятное щекотание и желание чихнуть. Но он сдержался. Крейн лишь выругался про себя, сказав что-то про слабое человеческое тело и какое-то там несовершенство.
Тело может и было слабо, но сознание, которое его населяло, оказалось слишком строптивым. Как любил выражаться демон: «Не поддающимся дрессировке».
Стилс – чертовка была где-то рядом, но из-за сопротивления Райли Крейн не мог сосредоточиться. Контроль над юнцом было получить гораздо сложнее, чем над прошлыми индивидами. Это порядком раздражало, напрягало, выводило из себя и вызывало приступы лютой ненависти ко всему живому – даже не смотря на то, что демоны сами по себе, создания черствые и злобные, в данной ситуации, это переходило все границы.
Девушка что-то проговорила про своего знакомого, которого Крейн, в данный момент, охотно бы разделал на малюсенькие кусочки и оставил покоиться среди пыли, лежащей на сцене. Впрочем, так бы он поступил и с самой девушкой, если бы это помогло избавиться от назойливого червя, по имени Дерек.
- Знаешь, гаденыш, как только ты окажешься в моей власти, я сделаю так, чтобы уход тебя из этого тела, как личности, был настолько болезненным, что… - договорить демону не дал Райли, который, неожиданно, как для Крейна, так и для себя самого, вновь обрел контроль над телом:
- Чтоб тебя! – юноша поднял глаза на девушку, стоящую перед ним – Я… Вы тоже такая? Внутри вас тоже сидит… - Но тут вернулся Крейн, который был в шоке от подобной выходки – до этого момента парню ни разу не удавалось вот так вот, нагло, забрать власть над телом. Случись это во время боя – это было бы полнейшее фиаско! Крах! Провал…
По местным меркам, прошло уже достаточное количество времени, чтобы личность парня была сломлена и подавлена. Да и Крейн был далеко не новичком в этом деле. Так почему же этот глист еще сопротивляется, да так активно?!
А еще и Стилс… Да, это была она – теперь то он узнал! Татуировка выдала её с потрохами. Вот только, что его бывшая коллега видела сейчас перед собой? Жалкие попытки, некогда великого воина, обуздать непослушную блоху. Она может смеяться, про себя, говорить, что он утратил былые навыки – её мысли ему неведомы. Ведь он знал, что это не так. Что не в потери навыков дело и не в утрате опыта, а в том, что человек, в чье тело ему довелось вселиться, оказался действительно уникальным. Словно у него в роду были какие-нибудь экзорцисты и борцы со злыми духами – такого иммунитета, демону, за всю его насыщенную жизнь здесь, встречать не приходилось. Даже священники, которые тоже бывали тут проездом, и те ломались на второй и третий день.
Дерек смеялся – гоготал во всю гортань, которой у него сейчас не было. Раз вышло один раз, может получится и второй? Крейн испугался. По-настоящему, впервые за долгое время он испугался. Демон не боялся смерти, боли и прочей ерунды, которую так боятся люди. Но он боялся поменяться местами с Райли. По сути это невозможно, но этот мир – загадка. Здесь нет ничего невозможного.
Игнорировать Стилс тоже было нельзя, особенно в таком состоянии – печально признавать, но если бы не перемирие, то он бы уже лежал хладным трупом среди этих кресел, гармонично сочетаясь с их багровой обивкой.
- Как видишь, моя дорогая, я все же узнал тебя, несмотря… на некоторые трудности. Надеюсь, к концу перемирия мне удастся уладить эту небольшую проблему и мы с тобой, как в старые добрые времена, вновь получим возможность заняться кровопусканием друг друга.
Крейн улыбнулся, теплой и доброй улыбкой Райли, которую, даже при большом желании, было очень трудно превратить в злобную ухмылку.
- Может присядем, поностальгируем?  Ты, насколько я помню, была неплохой актрисой. – Легким движением демон махнул со сцены в зал, разворачиваясь в полете, так, чтобы приземлиться точно в одно из кресел первого ряда. Раздались одинокие аплодисменты посреди пустого зала. – Может покажешь мне спектакль с одним актером и трагичным концом?

+1

6

У Крейна были проблемы. Серьезные проблемы с Дереком. Демонесса ждала большего от мечника в их новую первую встречу и в какой степени была даже недовольна тем, что её врагу, находившемуся в такой красивой обертке, начинка оказалась сразу не по зубам. Стилс только и оставалось, что усмехаться себе под нос  и сохранять невозмутимый вид, но все её преграды, выстроенные  для Кассии, едва не разрушились синхронно с защитой Крейна, когда Дерек сорвал на несколько мгновений сковывавшие его цепи. Изменившиеся интонации в голосе парня демонесса почувствовала сразу, да и Штрейссел, хоть и отходившая ещё от воздействия Стилс, мгновенно встрепенулась, услышав друга, вот только сказать ей ничего не позволили.
- Тише, девочка моя, тише. Он сопротивляется, как и ты. Вы были красивой парой...друзей, а сейчас стали прекрасными недостающими половинами заклятых врагов. Но у нас не сказка, поэтому всё будет не так банально и поэтому дети, которые ожидают, вопреки всем канонам, печальный конец, его и получат приправленным душераздирающими звуковыми эффектами и уничтожением личности в горящем огне финала. Если честно, я больше предпочитаю недвусмысленно стирать в порошок, но опустим детали и начнём игру. Нашу игру...
Демон узнал её. Наконец-то с его стороны был сделан первый шаг навстречу смерти. Узнал по неизменной  татуировке на шее, которую игриво целовали кончики каштановых волос, собранных в тугой "конский хвост". "Ты потратил на это слишком много времени, Крейн. Если бы не перемирие, я бы уже убила тебя!!" - подмечать с холодным расчетом промахи мечника, а потом оказываться погруженной в распаляющие воды ненависти и наоборот, играя на контрасте.
- Мы обязательно поностальгируем, дорогой... - тихим, убаюкивающим голосом ответила Стилс, сверкая даже из-под полуопущенных ресниц глазами удивительного ярко-красного цвета. - С тобой я бы предпочла танец. Танго на крыше или же на худой конец пасодобль, но раз ты решил побыть зрителем... - демонесса продефилировала к середине переднего края сцены под аплодисменты, которые не значили для неё ровным счетом ничего, и, развернувшись, сделала пару шагов вглубь, но перед началом представления обернулась и вкрадчиво прошептала, - Уж поверь, я тебя не разочарую...

The show must go on.
Театр замер в тревожном ожидании. Древний Дух, хранивший это место, довольно усмехнулся в свои пышные усы, серые, полупрозрачные, которые, как и самого их обладателя, не видел никто, даже зеркала; но всё чувствовало и знало, что он есть, он здесь, и Хранитель рад...

- Погасим свет, конец настал молчанью, царит искусство среди этих хладных стен, звенит в цепях, свой новый день встречая, судьба, попавшая в их эфемерный плен, пока Добро и Зло не знают, кто владыка и чей сегодня празднуется пир, пока висит над созданным враждебным мирозданием такой таинственный, но хрупкий мир...

Строки прозвучали во мраке, поглотившем зал, но, когда всё смолкло, он начал постепенно рассеиваться вокруг фигуры, стоявшей посередине сцены спиной к одинокому зрителю. Плащ покрывал её плечи, правая часть которого была белой, а левая – чёрной.
- Смерть её будет ярче, чем жизнь, – поворот головы влево, и взору предстает хищный профиль демонессы. – Смерть для неё будет горячее огня. Будем мы словно Янь и Инь... - на этих словах зрителю позволено было узреть правую половину лица: прямой носик, светлые губы, ясный взгляд. Но этот облик как вспышка быстротечен и сменяется демоническим. – Смерть её – жизнь для меня...

Сгусток дьявольского смеха сорвался с ярко-красных губ и распался на миллионы острейших осколков, едва достиг огромной люстры, висящей в центре зала, обрушившись на демона, но даже не ранив его и заполнив театр звоном разбивающегося стекла.
Всё затихло и пыталось наслаждаться тишиной, но невидимый ореол напряжения не позволял даже вздохнуть. Фигура вновь стала безликой и абсолютно недвижимой: даже гулявший ветер не шевелил полы плаща и распущенные волосы.
Хрустальной чистоты голос, полный скорби и надежды, запел:
- Empty spaces what are we living for abandoned places - I guess we know the score. On and on, does anybody know what we are looking for... Another hero, another mindless crime behind the curtain, in the pantomime hold the line, does anybody want to take it anymore...*
Вторил ему речитатив, властный и уверенный, фигура же повернулась, и чётко стала видна грань между половинами лиц, губы каждой из которых вели свою линию: пели и произносили свои слова, словно это было заклинание для одной и последний шанс для другой:
- Две жизни свились в одну, прочней алмаза канатная нить. Одна жизнь стала судьбой двоих, никого демону не позабыть. Разомкнуть объятья, тихим шагом уйти - никто никому не даст, но у некоторых есть и другие пути - если мечник шпионку предаст. И жестоким уроком станет первый провал, самоуверенных Тьма сразит наповал...

Улыбка озарила "двойное" лицо, а взгляд, содержащий смешанные чувств, был устремлен только на него одного: ведомый сменился...

- The show must go on. The show must go on! Inside my heart is breaking, my make-up may be flaking but my smile still stays on. My soul is painted like the wings of butterflies, fairytales of yesterday will grow but never die. I can fly - my friends...*
- Душит... Слышишь? Могу замолчать... Понимаешь? Я так надеялась нас спасти. Только бы выпутаться из липких пут и уйти. Убежать и умчаться в обратном пути. Зовут демонессу Стилс, меня же теперь просто Касс... Через американские горки обратно б пройти... Но, увы. Это заголовок нового романа о нас...

Свет погас, и через несколько мгновений в одиноком луче прожектора на сцене начали падать лепестки роз, а два голоса в унисон звучали повсюду: Смерть её будет ярче, чем жизнь. Смерть для неё будет горячее огня.  Будем мы словно Янь и Инь... Смерть её – жизнь для меня... - едва лепестки касались сцены, их охватывало небольшое пламя, и они превращались в пепел...
Звук закрывающегося занавеса, и вновь молчаливая тьма...

Стилс грустно смотрела на заключительную сцену её короткого, но пронзительного представления, неизвестно как оказавшись в зале за левым плечом Крейна...


В посте использован текст песни группы Queen - The Show Must Go On.

+1

7

Он смотрел, во мрак сцены, ожидая представления, которое обещала ему его бывшая напарница. Он ждал: ощущая её присутствие, но, не видя при этом – это возбуждало демона, так же, как и мысли, о её убийстве – хладнокровном и четко спланированном. Это была их со Стилс страсть: та, что горячее огня и холоднее льда; та, что проще самых простых вещей и непонятнее всех тайн мира. Крейн любил её… Любил её ненавидеть. Для него это было высшим наслаждением, смотреть как демонесса, устраивает спектакль, пускай и не про его честь. Вместе с Хранителем этого места, они станут зрителями незабываемого представления. И вскоре, этой актрисе придется пасть от его руки! В этом мечник не сомневался.
Зажегся свет, раскрывая Стилс стоящую на сцене, спиной к залу. Она показала свое истинное лицо – некогда принадлежащий ей облик; Крейн облизнул губы, стараясь подольше задержать этот образ у себя в голове. Демон продолжал улыбаться, сидя в театральном кресле, закинув ногу на ногу, и упершись подбородком в кулак, поставив локоть на подлокотник.
Но недолго было Крейну улыбаться – Дерек, который тоже был невольным зрителем, словно с цепи сорвался. Ломая все преграды и барьеры на пути, он схватил демона за грудки, припер к стенке, прошипев сквозь зубы:
«Выпусти меня, ублюдок!»
Однако, второй раз, демон на одну и ту же уловку не попался. Райли оказался скручен, сжат и отправлен обратно, в самые дальние уголки подсознания.
«Уж кому, а тебе, я это зрелище портить не дам! Тебе не понять… Жалкому человеку не понять.»
«Заткнись» - парень чуть ли не рыдал, все еще пытаясь освободиться. Бился, словно рыба о толстый лед, разбиваясь в кровь, ломая свою душу – жалкие остатки от неё.
Демон присмотрелся к Стилс внимательнее – её лицо сейчас представляло собой две разные половинки, словно склеенные неумелым мастером. Первую Крейн знал, вторую – нет. Но, раз человек ведет себя странно, значит, он её знает.
«Знакомая?»
«Да…» - Дерек уже сипел, все еще пытаясь взять контроль над своим собственным телом, но, вместо этого, лишь убивал себя – «Я любил её. Я хотел сказать это… Я всегда хотел это сказать… Неужели у тебя нет ни капли сострадания?!» - он уже не дерзил, но умолял.
«Я хотел все сказать, тогда, после её дня рождения» - парень угомонился, опустил руки, фигурально выражаясь, сел на пол, склонив голову – у него было свое представление – «Я хотел сделать ей подарок. Подарить собственное сердце и душу. А вместо этого...»
«Ты здесь, подарил свое сердце и душу мне. Радуйся, твое тело послужит…»
«Чему радоваться?! Чему, я спрашиваю у тебя?!»
Крейн задумался, созерцая спектакль уже с меньшим интересом. Значит, вот как все обернулось, да? Заклятые враги в телах влюбленных. Ирония, настолько смешная для демона и столь грустная для человека.
« Я отдам тебе тело…»
Демон вконец утратил интерес к представлению:
«Мне показалось?»
«Нет. Я отдам тебе тело, взамен на услугу.»
Крейн зааплодировал, когда стали падать лепестки роз – это, вероятно, был не самый подходящий момент, но демон уже потерял связь с спектаклем. У него намечалась сделка.
«Что ж, юнец, диктуй свои условия!»
«Ты дашь мне тело, на несколько мгновений. Я хочу попрощаться. А потом…»
«…что будет потом решать лишь мне. Я согласен, но для начала, ты дашь клятву, которую не в силах будешь нарушить. Ты клянешься мне, Дерек Райли?»
В голове прозвучало одинокое: «Клянусь».

Крейн стоял в проходе, перед Стилс, шутливо кланяясь. Улыбка, некогда принадлежавшая Райли, не сходила с его уст:
- Благодарю, за то, что мне удалось здесь увидеть. Но спектакль продолжается, не так ли? Теперь, я хочу представить тебе другое действующее лицо.
Глаза Крейна остекленели, чтобы на «сцену» мог выйти кто-то другой; этот кто-то улыбнулся. Но не так, как демон – эта улыбка была естественной, не натянутой и не отягощенной излишней злобой.
- Касс… Ты слышишь меня? Я знаю, что слышишь. Я знаю, что не можешь ответить. Не пытайся – я то уж знаю насколько это тяжело. – парень задумался над дальнейшими словами – время поджимало. – Я даже не знаю, что тебе сказать, в такой момент. Тогда, я заранее подготовил слова, а сейчас… За все то время, что я здесь, я уже и половины своей речи не вспомню.
Безмолвный Хранитель Театра прислушался к словам, звучавшим не на сцене, а в зале. Крейн, торопивший человека, ненадолго умолк. Ничто не должно мешать актеру во время представления.
- Мне действительно было весело. Там, в том мире. Я до сих пор помню день, как мы встретились. Ты тогда улыбалась… Я бы еще раз хотел посмотреть на твою улыбку Касс.
Пускай я не могу видеть, но ты наверняка сейчас плачешь. Не надо. Это ненужные никому слезы. Будь сильной. Это сейчас самое важное.
Мне очень хочется, чтобы мы смогли встретиться с тобой еще раз, если бы это было возможно. Родились заново и прожили бы свои жизни по-другому. Не пошли бы в тот день в парк аттракционов. Что-то у меня много «бы», на одно предложение, да?
– парень рассмеялся, несмотря на всю сложность положения. Он всегда умел даже в самой сложной ситуации видеть позитив.
- Да, наговорил я тут… Так и не сказав самого важного. Я люблю тебя, Касс. И я не говорю "Прощай". Я скажу: "Увидимся". – на этот раз лицо Дерека было полностью серьезным. Последние слова, которые он наконец-таки сказал и с которыми так долго тянул, прозвучали в тишине. По договору с Крейном, именно после этих слов, душа Райли должна была покинуть тело, что, собственно говоря, она и сделала.
Крейн (а это уже был именно он) еще раз поклонился.
- На этой ноте, я откланяюсь, Стилс. До скорого.
Развернувшись к выходу из зала, он медленным, но уверенным шагом двинулся прочь.

+1

8

- Тварь, - спокойно бросила вслед Крейну демонесса, продолжая смотреть в ту точку, где несколько мгновений назад с улыбкой на лице свою душу перед любимой девушкой и двумя существами, незнающих по своей природе искренних и светлых чувств, обнажил простой парень, положивший на алтарь свою жизнь ради того, чтобы та, чей светлый образ был в его сердце, которое ещё билось в груди, знала правду и боролась до самого последнего конца.
- Дерек... - шептали предательски дрожащие губы предательски не слушающимся голосом, заполняя сознание тихими всхлипываниями, доносившимися из самого дальнего его уголка.
- Он не сдался, и его можно ещё вернуть, - спокойно произнесла Стилс, закрыв глаза и вслушиваясь в удаляющиеся шаги.
Зачем демонессе нужно было успокаивать свою половинку, от которой не было никакого толку, представлявшую из себя почти абсолютно сломленное создание, для принудительного поддержания жизнеспособности которого нужно было тратить дополнительные силы с того момента, как с улыбающихся даже в самые трудные моменты жизни губ сорвалось заветное слово "люблю", подарившее новое ощущение и нанизавшее на острие кинжала каждую клеточку тела, опьяняя до одури, даря непередаваемую радость, отнимая её в тот же момент, и сводя с ума бьющуюся в невидимой клетке пташку, перед клювиком которой с ядовитой ухмылкой помахали билетом в неведанные края на двоих, а потом с нескрываемым удовольствием порвали бумажку, наслаждаясь отчаянием беспомощной жертвы. Почему она не раздавила пташку в клетке, как фокусники прошлых веков, для которых важней был только успех и признание?
- Зачем ты это говоришь? - даже читая мысли шпионки, мисс Штрейссел не доверяла ей.
- Зачем? - переспросила вслух демонесса, устало усмехнувшись и опустившись в ближайшее кресло. - Касси... - пожалуй впервые Стилс снизошла до подобного обращения к девушке. Крейн оставил их вдвоем разбираться с проблемами, а сам ушёл, будто бы сохранив свою гордость и считая себя непобежденным. - Он повернул русло реки моей жизни, отправив сюда по собственной прихоти. Теперь хочет не просто повернуть, но отнять твою... - шпионка не успела договорить, как безмолвные рыдания с новой силой охватили меньшую часть внутреннего мира сосуда, не предназначенного для двоих. - Понимаю, ты сейчас не в том состоянии, чтобы меня слушать... - непривычная улыбка озарила лицо демонессы, и тело на какое-то время вернулось к законной обладательнице вместе с обликом. - Поплачь, милая, - спокойно произнесла Стилс и обхватила безвольное тело девушки её же руками. - Но не забывай при этом держать себя в руках...
Беззвучные слёзы текли по щекам, оставляли влажные дорожки на чёрной коже костюма и едва ли не ещё больше бередили рваную душевную рану девушки, не желавшую никак затягиваться. Стилс терпеливо ждала и даже пыталась разобрать бормотание Кассии:
- Как можно было не видеть... Как... Он всегда же рядом был, всегда... - и Кассии было всё равно, сколько ей сейчас лет, где она: девушка просто подтянула коленки к подбородку и смотрела сквозь дребезжащую пелену на глазах в точку на полу.
- А если перевернуть наизнанку твою историю, получится моя, - подметила Стилс, которая ощущала себя сейчас тем, чем была большую часть времени мисс Штрейссел, - бестелесным облачком мыслей, эмоции и чувств, но не стремилась вновь вернуться так скоро на место главенствующей.
Хоть Стилс и была одной из тех демонов, что не подавляли полностью людей, оставляя им определенное пространство, в большинстве своём суженое до предела, для создания Тьмы было крайне необычным такое поведение и проявление великодушия, а тем более для шпионки, видевшей на своём веку чуть ли не все ужасы Преисподней, бесстрастно убивавшей, строившей козни и убиравшей неугодных со своего пути. Нет, она не расчувствовалась, это было неведомо для неё, просто не могла позволить мечнику так просто играть ещё и с судьбой Кассии, чьё спокойствие многое сейчас значило для демонессы. Её недалекий бывший напарник видимо действительно не понимал всей прелести симбиоза с человеческим сознанием, ведь он всегда был властолюбивым, единоличным и ужасно самоуверенным. По всей видимости он забыл, что именно это и привело его в Проклятый Город, но Стилс планировала преподать ему самый запоминающийся урок, а ненависть, которой сейчас была преисполнена Касс по отношению к бывшему напарнику демонессы, была дополнительным источником сил...

- Милая, подъем! - Стилс, на сей раз не особо церемонясь, разбудила задремавшую девушку, которой удалось восстановиться при помощи сна, перемещением последней из тела полностью в сознание. - Нам нельзя терять времени, нужно встретиться с Тигром. Помнишь его? - губы изогнулись в хищной ухмылке.
- Ты ещё обожаешь, когда он по-немецки говорит... Такого индивида забудешь, - Касс была недовольна столь быстро сменой, но демонессу это уже мало волновало.
- Хочешь исправить ситуацию, нечего воротить свой очаровательный носик, - шпионке начинала нравиться манера разговора мисс Штрейссел. Было очевидно, что девушка готова на всё ради Дерека, которого она тоже любила, судя по не озвученным мыслям, только пока не признавалась ни в первом, ни во втором. - Пойдем, милая, время никого не ждёт...
Приглушенный ковром, ритмичный стук каблуков торопливо уносился за пределы стен театра, который всегда был рад присутствию гостей, но никак не мог ожидать подобного представления...

---> Комнаты отдыха.

+1


Вы здесь » Damned Town » [Театр] » [Зал театра]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC